English Українська Русский

Кафедра "Горная электротехника и автоматика
имени Р.М. Лейбова"

ДонНТУ Факультет КИТА Кафедра ГЭА
История  Кадровый состав  Абитуриенту  Дисциплины  Научная работа  Интеграционные связи  Контакты   Создатели проекта

История кафедры ГЭА им. Р.М. Лейбова

Кафедра "Горная электротехника и автоматика им. Р.М. Лейбова" (до 1962 г. - кафедра горно-заводской электротехники) была организована в 1934 г. Первым заведующим кафедры был доцент, к.т.н. Г.М.Янчук. В предвоенные годы на кафедре работали доценты, к.т.н. Н.И.Колосков, И.Д. Калинковицкий, Л.З. Клец-Клевцов, ассистенты П.А.Друпп, С.А.Денисенко, и др.

Вместе с учебной тут активно проводилась научно-исследовательская работа по совершенствованию эксплуатации электрооборудования угольных шахт, которая в дальнейшем дала начало нескольким научным направлениям. Одним из них стало совершенствование рудничной электровозной откатки (руководитель - доцент, к.т.н. Н.И.Колосков).

В дальнейшем кафедру возглавляли профессоры, д.т.н. Р.М.Лейбов (1942-1977гг.) и В.И. Груба (1977-1999гг.). С 1999 г. кафедру возглавляет профессор, д.т.н. К.Н. Маренич.

В разные годы на кафедре работали: профессора, д.т.н. А.И. Пархоменко (генеральний директор НВО «Взрывозащищенное электрооборудование»), В.С. Дзюбан (зам. директора по научной работе УкрНИИВЭ), С.В. Карась, Ю.В. Товстик; доценты, к.т.н. К.И.Москалец, Р.А. Богданов, Й.М. Желиховский, В.И. Дремов, Т.А. Медникова, И.Т. Сидоренко, М.И. Макаров (в дальнейшем - профессор, д.т.н. зав. кафедрой автоматики и телемеханики ДонНТУ), Ф.А. Папаяни (в дальнейшем - генеральный директор Научно-техничуского центра гидромеханизации "HYMEC"), В.А. Фадеев, Б.В. Гуляев, А.А. Чупайленко, Г.В. Серезентинов, К.С. Староверов, А.К. Каганюк, В.Ф. Шевченко, В.В. Калинин, С.В. Дубинин; старшие преподаватели И.И. Ерохин, Ю.Д. Тарасенко; ассистенты В.А.Вальчук, В.А. Стаханов, Л.Ф. Баев, В.И.Груздов, А.Д. Тихонов, Е.А. Белоусов, М.С. Дубинин; научные сотрудники НИЧ С.В.Дзюбан, В.В.Нищета, В.В.Дедюрин, В.Б. Шевчик; инженеры В.И.Сенчихин, А.М.Галушко, С.А. Абашин, Л.М. Локтионова, Ю.Т. Левченко и др.

Коллектив кафедры ГЭА (1987 год)

Сейчас на кафедре работают профессора, д.т.н. Е.Б. Ковалев, К.Н. Маренич, Б.В. Гавриленко; доценты, к.т.н.: И.В. Ковалева, А.В. Лавшонок П.В. Лаппо, С.В. Неежмаков, А.С. Оголобченко, ст. преподаватели В.К. Саулин, Т.Б. Синюкова; А.Е. Ткаченко В аспирантуре обучается Е.С. Дубинка. Инженерно-технический персонал кафедры: Е.Н. Артеменко, Л.И. Евтушенко, В.В. Федоров, С.В. Шаленая.

Активная, творческая деятельность ученых кафедры характеризуется созданием и развитием ряда научных направлений, значительными достижениями в области создания новой техники, постановки новых учебных курсов.

Впервые в СССР на кафедре "Горная электротехника и автоматика им. Р.М. Лейбова" профессором, д.т.н. Р.М.Лейбовым создана теория защиты от утечек тока на землю в шахтных электросетях, на основе которой им был разработан аппарат защиты человека от электропоражения - РУВ (1949 г.). Множество аспектов исследований Р.М.Лейбова отличались мировой новизной, послужили началом создания научного направления, которое развивается и в настоящее время. Начиная с 50-х годов применение аппаратуры защитного отключения стало обязательным в шахтной электросети.

Результати исследований Р.М.Лейбова позволили внести существенные изменения в курс "Электроснабжение горной промышленности". Он в соавторстве с проф. М.И.Озерным является автором учебника "Электрификация подземных горных работ" (1972 г.), выданного под грифом Минвуза СССР.

С 1977 г. на кафедре развивается одно из важнейших направлений комплексной автоматизации основного технологического процесса гидрошахты - разработка АСУ ТП “ Гидротехнолог”(профессор, д.т.н. В.И. Груба). В дальнейшем, в это направление вошли работы по созданию устройств контроля (Б.В. Гавриленко), защиты углесосных и насосных установок (И.И. Ерохин), созданию средств и систем противопомпажной защиты турбокомпрессоров (В.Н. Деканенко, В.А. Фадеев, В.В. Нищета) теоретических вопросов гидротранспорта (Э.К. Никулин), систем управления водоснабжением гидрошахт (А.С. Оголобченко).

Успешное выполнение всех работ позволило в 1990 г. сдать в промышленную эксплуатацию систему АСУ ТП “Гидротехнолог” на гидрошахте “Красноармейская” ВО "Добропольеуголь”, - впервые в угольной промышленности внедрить одну из подсистем шахтной АСУТП с управлением основным технологическим процессом гидрошахты от управляющей ЭВМ. В процессе выполнения этих работ выпущена монография “Основы управления гидроэнерготранспортными системами угольных шахт” (1993 г., авторы В.И. Груба, Ф.А.Папаяни, Э.К. Никулин, А.С. Оголобченко). По инициативе В.И. Грубы в учебный процесс введен ряд новых дисциплин, в том числе по автоматизации гидрошахт.

Сотрудниками кафедры выпущен учебник “Монтаж и эксплуатация электроустановок” (В.И. Груба, В.В. Калинин, М.И. Макаров, 1991г.), учебные пособия “Технические средства автоматизации в горной промышленности” (В.И.Груба, Э.К.Никулин, А.С.Оголобченко, 1998 г.) и “Телемеханика и связь” (Э.К.Никулин, Б.В.Гавриленко, А.С.Оголобченко, 2008 г.). В 2009 г. выпущен учебник под грифом МОН Украины "Электрооборудование технологических установок горных предприятий" (К.Н. Маренич, В.В. Калинин, Ю.В. Товстик).

В ходе выполнения работ по совершенствованию кабельной сети подготовлена и опубликована монография “Взрывозащита и электробезопасность шахтных сетей”, 1986 г. (доцент, к.т.н Б.В. Гуляев).

Одним из приоритетних является направление исследований в области создания маловентильного управляемого электропривода горных машин (до 1993 г. научный руководитель - доцент, к.т.н. И.Т.Сидоренко, затем доцент, к.т.н К.Н. Маренич) В результате, впервые у СССР создан серийный маловентильный взрывозащищенный рудничный аппарат АПМ-1 управления пуском и торможением асинхронного электропривода горной машини, издана монография «Асинхронный электропривод горных машин с тиристорными коммутаторами» (К.Н. Маренич, 1997 г.). Результаты исследований нашли отражение в корректировании курса "Автоматизированный электропривод машин и установок шахт и рудников", постановке курса "Основы силовой преобразовательной техники горной промышленности".

Логическим продолжением работ этого направления стало создание и введение в эксплуатацию на Харьковском машиностроительном заводе "Свет шахтера" силовых тиристорных нагрузочных устройств для проведения предэксплуатационных испытаний приводных блоков скребковых конвейеров единичной мощности от 55 кВт до 400 кВт.

Кроме этого, на кафедре велись научно-исследовательские работы по надежности горношахтного электрооборудования (М.И. Макаров, Г.В. Серезентинов). В дальнейшем направлением деятельности доц. Г.В. Серезентинова стала разработка средств и систем автоматизации технологических процессов на основе применения промышленных контроллеров. Он является одним из разработчиков концепции создания автоматических систем УТАС диспетчерского контроля горно-технологических процессов (внедрены в производство на Петровском заводе угольного машиностроения, г. Донецк).

В процессе выполнения научных исследований сотрудниками и аспирантами кафедри защищены 65 кандидатских диссертаций: М.И. Дубинский (1937 г.); В.Я. Дриль (1945 г.); В.К. Медунов (1948); А.М. Котлярский (1948 г.); Д.П. Пампура (1952 г.); Н.И. Колосков (1953 г.); Л.З. Клец-Клевцов (1954 г.); К.И. Москалец (1955 г.); Л.А. Сальцевич (1956 г.); Г.И. Перцев (1958 г.); Б.В. Гуляев (1959 г.); В.А. Остапенко (1960 г.); А.Е. Дударев (1961 г.); А.А. Маликов (1961 г.); Н.А. Кизимов (1962 г.); В.И. Дрёмов (1963 г.); М.И. Столбун (1964 г.); Ю.А. Дикий (1964 г.); Х.М. Желиховский (1965 г.); Я.С. Риман (1965 г.); А. Белоцерковский (1966 г.); Г.Ф. Огородников (1967 г.); Д.И. Степанчук (1967 г.); М.Г. Погибко (1968 г.); В.С. Дзюбан (1968 г.); И.Т. Сидоренко (1969 г.); Б.М. Кириченко (1969 г.); Р.А. Богданов (1969 г.); В.Л. Химченко (1970 г.); Г.Г. Цибровский (1970 г.); Ж.Л. Сергеев (1971 г.); В.П. Кононенко (1971 г.); И.Я. Гальперин (1972 г.); М.И. Макаров (1972 г.); В.И. Кошман (1974 г.); В.В. Колоколов (1975 г.); А.С. Семёнов (1978 г.); В.М. Моргунов (1978 г.); В.Д. Оборотов (1980 г.); В.С. Бутев (1981 г.); Б.И. Буханцев (1981 г.); Б.И. Гладышев (1983 г.); О.М. Воронцов ( 1983 г.); И.И. Коваленко (1983 г.); Ф.А. Папаяни (1984 г.); Э.К. Никулин (1984 г.); Н.Ф. Симонов (1984 г.); В.Н. Деканенко (1985 г.); Б.В. Гавриленко (1986); А.В. Заря (1986 г.); В.А. Фадеев (1987 г.); А.А. Чупайленко (1988 г.); В.Н. Пименов (1988 г.); К.Н. Маренич (1991 г.); С.В. Дубинин (1992 г.); А.С. Оголобченко (1993 г.); М.Р. Терованесов (1995 г.); К.С. Староверов (2000 г.); В.Н. Ставицкий (2002 г.); А.В. Лавшонок (2005 г.); И.Я. Чернов (2009 г.); С.В. Неежмаков (2009 г.); С.В. Василец (2010 г.); И.В. Ковалева (2012 г.); С.А. Руссиян (2012 г.).

Р.М. Лейбов (1952 г.) и К.Н. Маренич (2014 г.) защитили докторские диссертации.

Почетными званиями заслуженного работника высшей школы награжден профессор, д.т.н. В.И. Груба; отличника образования Украины – доцент, к.т.н. К.Н. Маренич; заслуженого изобретателя Украини - доцент, к.т.н В.Н. Деканенко. Академиком Украинской технологической академии избран профессор, д.т.н. В.И. Груба; действительными членами Международной академии информатизации являются профессоры, д.т.н. Е.Б. Ковальов, С.В. Карась; доценты, к.т.н. К.Н. Маренич, Б.В. Гавриленко. Преподавателями и сотрудниками кафедры опубликовано большое количество научных статей, получено более 150 авторских свидетельств и патентов на изобретения.

Действительные члены Международной Академии информатизации

Вследствие изменения номенклатуры специальностей кафедрою в 1994 г. было принято направление на подготовку бакалавров по автоматизации и компьютерно-интегрированным технологиям, специалистов и магистров по автоматизированному управлению технологическими процессами, включая горную и металлургическую (с 2003 г.) специализации.

С 1993 г. функционирует филиал кафедры в Донецком техникуме промышленной автоматики (доцент Б.В. Гавриленко). Важнейшим результатом деяльности филиала является популяризация в техникуме вышшего (университетского) образования, подготовка учеников техникума к последующему обучению в ДонНТУ по ускоренной очной, или очно-заочной форме.

В состав кафедры входят 5 учебно-научных лабораторий. Приоритетное внимание уделяется совершенствованию их технической базы. Кафедра активно сотрудничает с профильными научно-исследовательскими институтами и промышленными предприятиями. Вследствие этого, все лаборатории кафедры оснащены современнейшими образцами промышленных средств автоматизации отечественного и зарубежного производства. На кафедре функционирует компьютерный класс, лекционные занятия проводятся в аудитории, специально оборудованной мультимедийной демонстрационной техникой.

Важнейшей составляющей в подготовке квалифицированных специалистов является научно-исследовательская работа студентов. С 2001 г. кафедра ежегодно организовывает и проводит Международную научную конференцию аспирантов и студентов «Автоматизация технологических объектов и процессов. Поиск молодых». Издается сборник трудов участников конференции. В ходе ее работы студенты старших курсов, магистранты и аспиранты имеют возможность доложить и обговорить результаты своих исследований, сопоставить свой уровень подготовки с подготовкой аспирантов и студентов других вузов Украини и зарубежья.

Кафедра активно сотрудничает с коллегами из Южно-Российского, Ухтинского и Донского государственных технических университетов. С 2004 г. на базе кафедры ежегодно проводится секция горной электротехники и автоматизации Международной молодежной научной конференции «Севергеоэкотех» (организатор - УГТУ, г. Ухта, Россия).

Кафедра активно сотрудничает с представителями промышленности. Ежегодно проводит заседания по защите комплексных дипломных проектов на предприятиях, на которых в состав ГЭК привлекаются ведущие специалисты промышленности. Так, в 2004 г. состоялась защита комплексного межфакультетского дипломного проекта в реальных условиях промышленного производства, в подземных выработках рудника №3 ГП «Артемсоль», В 2008 р. – защита межвузовского комплексного дипломного проекта в Приазовском государственном техническом университете.

Кафедра успешно представляет ДонНТУ на международном уровне - в Международной ассоциации «Интерэлектромаш» (секция «Автоматизированный электропривод»), на ежегодном учебно-методическом симпозиуме по проблемам многоуровневого образования (организатор - Донский государственный технический университет, г. Ростов-на-Дону, Россия). Выпускники кафедры А.Е. Ткаченко, С.В. Василец, И.В. Ковалева в разные годы удостоились грамот Президиума НАН Украины за лучшие научные работы в соответствующих направлениях исследований.

Активная научная деятельность коллективы кафедры и, в частности, ведущие результаты исследований и разработок ее ученых: Р.М. Лейбова, В.И. Грубы, М.И. Макарова, Е.Б. Ковалева, С.В. Карася, К.Н. Маренича отмечены в „Энциклопедии горной механики” (издание 2008 г.)

В июне 2004 г. решением Ученого Совета ДонНТУ к 100-летнему юбилею ведущего деятеля науки Р.М. Лейбова (заведовал кафедрой ГЭА с 1942 г. по 1977 г.) и принимая во внимание достижения коллектива кафедры ГЭА в научной и преподавательской деятельности кафедре "Горная электротехника и автоматика" присвоено имя профессора Р.М. Лейбова.

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ КАФЕДРЫ «ГОРНАЯ ЭЛЕКТРОТЕХНИКА И АВТОМАТИКА им. Р.М. ЛЕЙБОВА»

ВОСПОМИНАНИЕ О ПРОФЕССОРЕ Р.М. ЛЕЙБОВЕ

С Рувимом Моисеевичем меня познакомил мой тогдашний институтский друг Юрий Михайлович Дубинский. Он был соседом Рувима Моисеевича (жил с ним в одном подъезде, на этаж ниже). Среди друзей молодых Дубинских были заслуженный артист УССР М. Лигоцкий (пианист), доцент – скрипач В. Титков и другие. Со стороны «технарей» в друзьях ходили: поэт и музыкант Лев Беринский, электротехник и поэт Даниил Надеждин, нейрохирург и впоследствии кинорежиссер Валентин Ховенко и я, Станислав Карась, работавший в то время во ВНИИВЭ – (Всесоюзном научно-исследовательском институте взрывобезопасного и рудничного электрооборудования). Названные лица, собираясь по субботам, профессионально играли на рояле, скрипке, немного пили и пели, читали стихи, как свои, так и Бориса Пастернака, Александра Блока, Сергея Есенина и других. На первый взгляд кажется, что все это к кафедре «Горная электротехника и автоматика» не имеет ни какого отношения, если не вспомнить, не учесть то, что время от времени у Рувима Моисеевича в гостях бывал его давнишний институтский друг и коллега (профессор МГИ) Моисей Исаакович Озерной, который, как и Рувим Моисеевич любил хорошую фортепьянную и скрипичную музыку, поэзию, а звуковая изоляция в доме, где жили Лейбовы, не выдерживала ни какой критики… Так что, Рувим Моисеевич с Моисеем Исааковичем косвенно были участниками наших вечеринок. Повторюсь, у нас собирались профессионалы хорошего (консерваторского) уровня. Их исполнительское мастерство высоко ценил Р.М. Лейбов, - знаток классической музыки, который сам мог подолгу говорить на эту тему.

Как-то, когда я был уже женат, и моему сыну исполнилось четыре года, Рувим Моисеевич попросил меня зайти к нему домой, что меня несколько озадачило. После его распросов о ВНИИВЭ, он, подойдя к пианино, тихим голосом сказал, что этот инструмент после ухода из жизни его жены доставляет ему только душевные муки: «Слава, я хочу подарить Вам этот инструмент. У Вас ведь есть сын который, как я слышал, очень любит музыку. Сделайте мне одолжение и заберите пианино. Оно еще послужит Вам и Вашему сыну, а меня вы избавите от душевных мук и воспоминаний». Спустя время я воспользовался предложением Р.М. Лейбова, и подарил «Tirrling Berling» своему сыну, в будущем не музыканту но страстному любителю музыки.

Обычно Рувим Моисеевич и на кафедре, и дома вел разговор тихим ровным голосом, без гласировки, без нажима на отдельные даже коренные, ключевые фразы, (мысли). Всегда говорил и слушал как-то спокойно и нередко удивлялся. Часто спрашивал и редко, почти никогда, не давал никому характеристик.

Он много и часто курил, что сам осуждал, но не мог совладать с собою, не мог победить себя особенно после смерти жены. Всегда был внимателен, деликатен, вежлив, доброжелателен. Как-то, в пору моего ожидания своей очереди защиты кандидатской диссертации в Московском горном институте, он поинтересовался у М.И. Озерного медленным продвижением дела, узнал, что очередь уж очень велика и сказал мне об этом с оттенком какой-то собственной вины, которой, естественно, не было.

Таким не горделивым, скромным, но глубоким по мысли и высоким по культуре общения и запомнился мне Рувим Моисеевич Лейбов.

Профессор С.В. Карась

О НАУЧНЫХ ИНТЕРЕСАХ ПРОФЕССОРА Р.М. ЛЕЙБОВА

В период с 1972 по 1976 гг. мы с Р.М. Лейбовым в соавторстве опубликовали 15 научных работ, посвящённых проблеме надёжности горношахтного электрооборудования. Соавторство с Рувимом Моисеевичем существенно помогало не только качеству публикаций, но и их количеству, ибо из-за авторитета Р.М. Лейбова не приходили типичные отказы от редакций центральных научно-производственных журналов: «Тема статьи узка, а редакционный портфель перегружен».

Рувим Моисеевич всегда учил любую научную работу начинать с выводов. Вы должны четко представлять, что Вы хотите нового сказать специалистам. Когда у меня самого появились аспиранты, то я просил их – первым делом, с самого начала работы над диссертацией написать проект автореферата не сделанной работы. Когда мне удалось этого добиться, то работа над кандидатской диссертацией не растягивалась на 10 и более лет, ибо аспирант шёл к цели прямой дорогой.

Рувим Моисеевич в 30-е годы был в командировке в США, о чём он не раз в шутливой форме рассказывал. Он плохо знал английский язык. Будучи в США, он просматривал какой-то технический журнал и увидел там какое-то электромеханическое устройство. Разрабатывая защиту от утечек, Рувим Моисеевич увидел в этом устройстве практически готовую схему реле утечки с однофазным дросселем для компенсации ёмкостной составляющей тока утечки. Родилась готовая схема реле утечки. Какого же было его удивление, когда при тщательном изучении опубликованной в США схемы, он обнаружил, что там изображён не дроссель, а пружина. Как видим налицо польза от незнания английского языка и от отсутствия унификации изображения электрических элементов в США и Советском Союзе.

Мне помнится, что Рувим Моисеевич защитил докторскую диссертацию, посвященную теории защиты от утечек в 1954 г. Чёрный оппонент в ВАКе дал отрицательный отзыв на его диссертацию, и он был вызван на заседание ВАК в Москву. В процессе его выступления в ВАКе профессора МЭИ были настроены недоброжелательно, так как их возмущал термин «горная электротехника». Они иронизировали, что теперь можно говорить о сахарной электротехнике, но электротехника – одна и её нельзя делить на горную, сахарную, конфетную.

После доклада в ВАКе, Рувима Моисеевича попросили выйти в коридор, минут через 15 выбегает оттуда профессор МЭИ, академик Сыромятников и предлагает Р.М. Лейбову сотрудничество. Решение было положительным по поводу докторской диссертации. Так был узаконен термин «горная электротехника». Р.М. Лейбов был выдвинут на соискание Сталинской премии за разработку и широкое внедрение на угольных шахтах защиты от утечек. Но отмена премий, связанных с именем Сталина, не позволила Р.М. Лейбову стать лауреатом этой самой, в совё время, престижной в Советском Союзе премии.

В 60-е годы в ДПИ очень широко развернулись исследования и разработка защиты от утечек для различных видов шахтных электрических сетей. Для шахтных сетей напряжением 127 В разработал защиту Х.М. Желиховский, который защитил по этой тематике кандидатскую диссертацию. Выпуск реле утечек был налажен на Днепропетровском заводе шахтной автоматики. Защиту от утечек в шахтных электровозных сетях разрабатывал В.И. Дрёмов, который впоследствии стал заведующим кафедрой «Автоматика и телемеханика» ДПИ.

В этот период кафедра ГЭА имела самые тесные контакты практически со всеми научно-исследовательскими институтами г. Донецка и с МакНИИ. Кафедра была выпускающей по специальности 05.09.03, и поэтому на кафедре побывали аспирантами практически все, кто защищал кандидатские, а иногда и докторские диссертации по электротехнической тематике. Я помню защиту докторской диссертации Гимояном, который приезжал с этой целью из Еревана, защиту кандидатской диссертации Виталием Серафимовичем Дзюбаном и защиту диссертаций многими другими. Аспирантами Р.М. были Ю.А. Дикий из ВНИИВЭ, Дударев Л.Е., впоследствии зав. кафедрой ДПИ, Дрёмов В.И. Частыми гостями кафедры были Б.Я. Стариков из Донгипроуглемаш, Химченко В.В., Убийко из ВНИИВЭ и др. Особенно хотелось бы отметить сотрудников МакНИИ: В.П. Колосюка, который в одной из своей монографий писал, что он является учеником Р.М. Лейбова, зав. отделом электрооборудования П.Ф. Ковалева, у которого Рувим Моисеевич был оппонентом по докторской диссертации, посвященной разработке теории и оценке безопасных свойств рудничного электрооборудования. В дальнейшем эту тематику разрабатывал его сын А.П. Ковалев, у которого я уже был оппонентом вначале по кандидатской, а затем и докторской диссертациям. Практически не проходило дня, чтобы на кафедре не было гостей. Я бы сказал, что в тот период кафедра была притягательным научным центром, где делились своими идеями, планами и многие научные и практические работники, связанные по роду своей деятельности с горношахтным электрооборудованием и шахтными системами электроснабжения. Кроме того, Клавдия Ивановна Москалец была ученым секретарем Совета по защите диссертаций, и поэтому на кафедру приходили все соискатели учёных степеней. Прекрасная была атмосфера на кафедре!

В последствии, на кафедре появилась проблематика надёжности горношахтного электрооборудования. Шла пятилетка эффективности и качества. Почти во всех НИИ были созданы отделы качества и надёжности. Стал обязательным раздел в каждой диссертации, а также и дипломных проектах, посвящённых оценке надёжности. Весной 1966 или 1967 г. на кафедре докладывал свою диссертационную работу зав.отделом надёжности института «Автоматгормаш» Александр Федорович Бородкин. По инициативе доцента Бориса Васильевича Гуляева, я был направлен на кафедру ГЭА ассистентом после окончания аспирантуры на кафедре «Электропривод и автоматизация промышленных установок» (зав.каф. Д.П. Пампура). Занимался исследованием нагрева мощного электропривода шахтных подъемных установок. Но практического выхода своей диссертационной работы не видел. В процессе доклада А.Ф. Бородкина возникла мысль направить свою работу в русло надёжностной проблематики. Я поделился этим соображением с Рувимом Моисеевичем, он одобрил, только сказал, что более интересным для кафедры является проблема горношахтного электрооборудования. Позвонил в комбинат «Донецкуголь» с просьбой выделить хотя бы небольшое финансирование на хозтему, посвящённую проблеме надёжности шахтных магнитных пускателей. Там отнеслись доброжелательно к этому предложению. С этого периода в течение 20 лет проблематика надёжности постоянно присутствовала на кафедре. Основными нашими заказчиками были ВНИИВЭ, Минуглепром УССР, ИГД им. А.А. Скочинского. Первым аспирантом, темы диссертация которого была посвящена надежности шахтных магнитных пускателей, был сотрудник ВНИИВЭ Николай Федорович Симонов. Руководителем его работы был Р.М. Лейбов. Затем уже под моим руководством защитили кандидатские диссертации по надежностной проблематике Пронин В.Д. (кафедра общей электротехники), Жадан А.В. (институт «Автоматгормаш»), Турупалов В.В., Серезентинов Г.В., Суков С.Ф.(ДПИ), Сырцов А.И. (Луганский энергозавод).

Характерной особенностью работ по проблеме надёжности было широкое привлечение студентов, особенно вечерней формы обучения, многие из которых работали на шахтах электрослесарями, - к сбору и обработке статистической информации о надёжности горношахтного электрооборудования.

На основе обобщения многочисленных наших работ по проблеме надёжности, я в 1990 г. успешно защитил в Московском горном институте докторскую диссертацию по теме «Развитие теоретических основ расчета и обеспечение безаварийности функционирования и систем электроснабжения подземных разработок угольных шахт».

Р.М. Лейбов закончил Днепропетровский горный институт, и он иногда делился со мной (я тоже окончил этот институт) своими воспоминаниями о ДГИ. Его друзьями по институту были М.И. Озерной (впоследствии профессор Московского горного института), Уманский (впоследствии профессор ДГИ, который погиб при испытании подъёмной установки на шахте). Он написал книгу «Болезни шахтных подъёмных машин». И когда я писал, по инициативе Михаила Павловича Зборщика, совместно с доцентом Софийского горно-геологического института Е. Кърцелиным монографию «Надёжность шахтных подъёмных установок», то ощущал как бы негласный заказ Рувима Моисеевича, осуществлял преемственность поколений ученых – горняков.

Хотел бы еще отметить многолетнюю дружбу Рувима Моисеевича с зав.кафедрой Днепропетровского горного института профессором Сергеем Андрониковичем Волотковским. Они обменивались детективами из своих личных библиотек. Рувим Моисеевич любил предугадывать в самом начале чтения судьбу героев этих книг.

И еще об одном хобби Рувима Моисеевича. Мне кажется, что в душе он был медиком. С интересом выслушивал проблемы со здоровьем сотрудников кафедры. Мог поставить безошибочно диагноз. При этом он проявлял глубокие знания в области медицины и фармацевтики.

Профессор М.И. Макаров

ВОСПОМИНАНИЕ О НАУЧНОМ РУКОВОДИТЕЛЕ И.Т. СИДОРЕНКО

Доцент Иван Тимофеевич Сидоренко – именно тот человек, который мог убедительно показать привлекательность научной деятельности. Он привел в большую науку многих талантливых студентов. В 1978 г. в нашей студенческой группе (3-й курс) началась работа по линии НИРС. Моим научным руководителем тоже стал доцент И.Т. Сидоренко.

Он руководил хоздоговорными работами, связанными с разработкой тиристорных устройств плавного пуска электроприводов горных и транспортных машин шахт. Достаточно большая группа аспирантов, инженеров и лаборантов работала под его руководством в лаборатории 5002 «Электровозная тяга» (в последствии – «Шахтный электропривод»). Здесь же были созданы все условия для творческой работы студентов. Передо мной И.Т. Сидоренко поставил задачу разработки квазичастотного электропривода скребкового конвейера. Он тщательно планировал выполнение работы, давал необходимые консультации, помогал советами, организовывал материально-техническое обеспечение деятельности сотрудников.

Поставленная передо мной задача была решена на уровне дипломной работы, и в 1980 г. образец квазичастотного электропривода скребкового конвейера СП-63 уже функционировал в лаборатории. В дальнейшем, это направление стало основой выполнения хоздоговорной работы по заказу Минуглепрома УССР; предметом моих диссертационных исследований.

Какие человеческие качества Ивана Тимофеевича я бы выделил прежде всего? Конечно, сопереживание, помощь, если трудно, несмотря на собственные проблемы. Помню, в 1988 г. вследствие затопления горной выработки шахты «Россия» был поврежден наш экспериментальный аппарат АТКС. Стало необходимым в условиях шахты демонтировать поврежденную схему, очистить корпус от ржавчины, покрасить, вновь смонтировать запасной экземпляр схемы и ввести аппарат в работу. Задача не из лёгких. И несколько раз Иван Тимофеевич спускался вместе со мной в шахту, чтобы как-то помочь. Мне с большим трудом удалось отговорить его от этих поездок, т.к. уже тогда он серьезно болел, и временами случались обострения.

Но работать с Иваном Тимофеевичем было не просто. Он был честным, прямолинейным, бескомпромиссным, принципиальным человеком. На любую недобросовестность реагировал жёстко. К сожалению, и несогласие со своим мнением он тоже воспринимал болезненно …

Процесс научного поиска был стихией Ивана Тимофеевича, как бы, отключал его действительности. Он мог часами, при любом удобном случае говорить на научно-технические темы, искренне возмущался, когда узнавал, что его аспирант мог приостановить научную работу в связи с какими-то иными потребностями (например, в связи с ремонтом квартиры).

В то же время, круг интересов Ивана Тимофеевича был шире, чем казался на первый взгляд. Он увлеченно рассказывал о красотах Кисловодска, отдыхе в Крыму, своих походах вместе с сыном по крымским горам, о поездке в ГДР вместе со студентами старших курсов. Всё же, самым запоминающимся событием в жизни Ивана Тимофеевича, очевидно, была стажировка в университете штата Вирджиния (США) в 1975 г. Из командировки в Америку И.Т. Сидоренко вернулся преисполненный идей создания силовых тиристорных устройств управления скоростью горных машин. Привез множество ксерокопий актуальных научных книг и, конечно, море впечатлений.

Он был хорошим собеседником, искренним человеком. У нас с ним не было секретов друг от друга, отношения были ровные, доверительные, поэтому и общение было задушевным. Показателен такой случай. Однажды, будучи в командировке в г. Москве, у нас с ним зашел разговор о поэзии, и И.Т. Сидоренко, узнав, что я знаю, где похоронен Сергей Есенин, попросил отвести его туда. Стоя у могилы Есенина, он сначала долго молчал, а затем как-то приосанился и начал читать есенинские стихи один за другим. Вот таким запомнился мне Иван Тимофеевич Сидоренко, мой научный руководитель и, просто, хороший человек.

Доцент К.Н. Маренич

КАК БЫЛ СОЗДАН АППАРАТ АПМ-1

Аппарат АПМ-1 выпускается Макеевским заводом шахтной автоматики с 1991 г. и представляет собой классическую схему тиристорного регулятора напряжения с одноконтурной, замкнутой по скорости системой автоматического управления. Основное назначение аппарата – обеспечение управляемого (по заданной диаграмме скорости) пуска шахтного ленточного конвейера, оснащенного асинхронными двигателями с короткозамкнутым ротором. Несмотря на широкое распространение силовых тиристорных регуляторов напряжения и преобразователей частоты в различных отраслях промышленности, аппарат АПМ-1 оказался первым в СССР серийным силовым тиристорным устройством плавного пуска асинхронного электропривода горной машины, разработанным с учетом специфики эксплуатации в условиях угольной шахты и имеющим рудничное взрывобезопасное исполнение. Однако его создание в известной степени оказалось случайным…

В 1980 г. я начал свою трудовую деятельность в должности инженера НИСа кафедры ГЭА ДПИ под руководством к.т.н., доцента Ивана Тимофеевича Сидоренко. В связи с высоким уровнем травматизма при эксплуатации забойных скребковых конвейеров, Минуглепром УССР поручил нам создать тиристорное устройство для реализации их управляемого пуска со ступенью пониженной скорости. Я был назначен ответственным исполнителем данной работы.

В основу разрабатываемого устройства был положен принцип квазичастотного управления асинхронным двигателем, в соответствии с которым тиристоры регулятора напряжения, переключаясь по заданному алгоритму, создавали на выходе регулятора систему трёхфазных напряжений фиксированных низких частот модуляции. Это позволяло создавать пониженные скорости вращения вала асинхронного двигателя при существенном повышении его электромагнитного момента. Привлекательность этого направления заключалась и в том, что квазичастотное управление реализовывала маловентильная (всего на 6-и тиристорах) силовая схема, что упрощало задачу её охлаждения в условиях рудничной взрывобезопасной оболочки. Именно сложность обеспечения «живучести» силовых полупроводниковых устройств являлась основным препятствием их широкого применения в рудничном взрывозащищённом электрооборудовании.

В 1981 - 1983 г.г. были, в основном, проведены запланированные исследования. Однако к этому времени выяснилось, что в соответствии с заказом Минуглепрома СССР аналогичную работу ведет московский институт «Гипроуглеавтоматизация» (руководитель НИР - к.т.н. Борис Дмитриевич Борисов). Поэтому решением МУП СССР обе наши работы были объединены в одну. В результате, нашими коллективами был создан экспериментальный образец тиристорного пуско-регулирующего устройства (ТПР), который в 1985 г. успешно прошел промышленные испытания в составе электропривода скребкового конвейера золоудаления котельной шахты «Кировская» (ныне №17-17 бис) ПО «Донецкуголь». Этот экземпляр устройства ещё длительное время эксплуатировался, однако доработки требовала система охлаждения тиристоров.

В конце 1986 г. в связи с переориентацией научных направлений деятельности института «Гипроуглеавтоматизация» финансирование работ по устройству ТПР было прекращено. Поэтому нами был предпринят поиск другого заказчика работы. Им стало ПО «Селидовуголь» в лице зам. технического директора Николая Михайловича Коваля. Согласившись на финансирование работ по доводке пускового аппарата для скребкового конвейера, он выдвинул условие создать и внедрить тиристорный пусковой аппарат для электропривода ленточного конвейера. Причина – частые порывы ленты вследствие резких рывков в её сбегающей ветви из-за интенсивного разгона приводных асинхронных двигателей с короткозамкнутыми роторами.

В 1986-1987 г.г. мною были разработаны, изготовлены и смонтированы схемы двух экспериментальных образцов тиристорных пусковых аппаратов для скребкового (АТКС) и ленточного (АТКЛ) конвейеров. Их оригинальный, разработанный нами рудничный корпус, модульная компоновка тиристоров с системой естественного водяного конвективного охлаждения, обеспечивали подключение нагрузки мощностью до 300 кВт. После успешных комплексных испытаний в МакНИИ (май – октябрь 1987 г.), аппараты были введены в эксплуатацию в составе электроприводов конвейеров СП-202 и 1Л100-К1 в шахте «Россия» ПО «Селидовуголь», и в течение 1988 – 1989 г.г. успешно прошли промышленные испытания. Схема АТКС была защищена 11-ю авторскими свидетельствами, АТКЛ – тремя.

Именно на этот период приходится заинтересованность отраслевых НИИ к данной разработке. Так, в институте ВНИИВЭ (ныне УкрНИИВЭ) в 1987г. началась интенсивная работа по созданию аналогичного АТКЛ по назначению устройства. Институт «Автоматгормаш», напротив, стал сотрудничать с ДПИ. Так, заведующий лабораторией автоматизации струговых установок к.т.н. Исаак Соломонович Кибрик, ознакомившись с состоянием вопроса по аппарату АТКЛ, предложил совместно довести этот проект до серии. От института «Автоматгормаш» эту работу непосредственно курировали инженеры Александр Павлович Быковсвкий и Владимир Николаевич Зеленецкий, имевшие опыт создания тиристорного тормозного аппарата АТЭМ. Совместными усилиями, на основании положительных результатов промышленных испытаний аппарата АТКЛ, были разработаны и согласованы техническое задание, рабочий проект, создан и испытан опытный образец тиристорного пускового аппарата, который к тому времени получил название – АПМ-1.

Промышленные испытания аппарата АТКС подтвердили принципиальную возможность применения квазичастотного управления асинхронным двигателем при реализации программного пуска и автоматической расштыбовки скребкового конвейера.

Доцент К.Н. Маренич

О СОТРУДНИЧЕСТВЕ С ЗАВОДОМ «СВЕТ ШАХТЁРА» (г. Харьков)

В ходе работы межведомственной комиссии по приемке экспериментальных образцов аппаратов АТКЛ и АТКС представителем ОАО «Харьковский машиностроительный завод «Свет шахтёра» было высказано предложение об участии ДПИ в разработке тиристорных нагружающих устройств для заводских стендов предэксплуатационной обкатки приводных блоков скребковых конвейеров. Каждый такой стенд предусматривает одновременную обкатку двух приводных блоков, кинематически связанных между собой через мультипликатор. Задача состояла в том, чтобы создать силовой тиристорный регулятор напряжения, который в автоматическом, либо полуавтоматическом режиме формировал заданные уровни напряжения питания двигателя одного из приводных блоков (в течение заданных интервалов времени) и, тем самым, поддерживал требуемые уровни нагрузки обоих приводных блоков.

Данная работа выполнялась группой в составе к.т.н.: Сидоренко И.Т., к.т.н. Маренич К.Н., инженер Бурлака А.Н. при участии в то время, - аспирантов: В.Н. Ставицкого, Р.В. Ешана по заказу СКБ ХМЗ «Свет шахтёра» (начальник СКБ – д.т.н., профессор Леусенко Анатолий Васильевич). С 1993 г. в связи с тяжелой болезнью И.Т. Сидоренко работа продолжалась без его участия. В течение 1990 – 2000 г.г. были созданы и введены в эксплуатацию тиристорные нагружающие устройства для приводов единичной мощности 55 кВт, 110 кВт; 250 кВт, 400 кВт, а также дополнительное силовое коммутационное оборудование для механосборочного цеха завода. Продолжается техническое сопровождение эксплуатации этого электрооборудования.

Доцент К.Н. Маренич

Из воспоминаний ст. преподавателя Ю.Д. Тарасенко о профессоре Р.М. Лейбове

Профессор Р.М. Лейбов читал лекции без диктовки, темп - умеренный. Чтобы привлечь внимание студентов – говорил: «И вот что интересно». Тему лекций объявлял чётко. При повторной сдаче экзамена студентом - двоечником приглашал младшего коллегу. Не терпел ошибок. Зав.лабораторией говорил: «лабоЛатория». Обязательно - поправлял, даже в присутствии посторонних. «Горе-студента» не отчитывал. Терпеливо объяснял, что если студент планирует стать хорошим работником, то ему недопустимо делать профессиональные ошибки.

Профессор Р.М. Лейбов– интеллигент с большой буквы. Всегда был прилично одет, правильно повязан галстук. Дома (по его словам) была подставка прикроватная, где в определенном порядке – рабочий костюм. Любил кофе и чай (в пакетиках). Коллекция кофемолок и приспособлений для заварки чая - около 50 единиц.

Сохранилась одна из «Абонентских книжек читателя библиотеки ДПИ» № 68 Лейбова Р.М. за период 05.09.1960 г.-11.07.1962г. Техническая литература востребована – 24 раза, художественная (журналы)- более 80 изданий. («Москва», «Молодая гвардия» «Октябрь», «Сибирские огни», «Звезда», «Нева», «Знамя», «Наш современник», «Новый мир», «Всесвіт», «Донбасс»), а также журналы на иностранных языках: английский, немецкий, польский. Монографии самого Р.М. Лейбова переведены в Болгарии, КНР.

Сохранилась типографская реликвия: «Электрослесарь! Ты не дед у печки! Почаще проверяй реле утечки!».